"Лидерство в экстремальных условиях: уроки из армейской службы" роман "Дорога в Ад"

Ссылки на другие публикации внизу статьи в Подборке

Выехав на пыльную трассу, отдохнувший и заправленный «КамАЗ», натужено кряхтя и оставляя под колесами пыльные километры, неторопливо продолжил движение навстречу неизвестности.

– Слушай, Стас, – нарушив молчание, с завистливой интонацией в голосе произнес Ризо, – а ты, оказывается, в авторитетах был в Армии. Вон как о тебе отзывается твой солдат. Как он сказал: «Вы для меня были как Бог»? Не каждому дано такое услышать. Завидую.

– А что завидовать-то? Я добросовестно выполнял свой долг. Ставил на место «дедов» и прочую шваль, которая мешала личному составу нести свою нелегкую воинскую службу. Поэтому они и вспоминают меня добрым словом. Старшина в Армии – он ведь и вместо отца, и вместо матери, и вместо брата. В особенности, когда офицеры уходят на ночь домой. Вот и стараешься, чтобы никто молодого солдата не обидел. Признаться, мне было очень приятно услышать слова своего бывшего солдата. С тех пор ведь прошло уже более двадцати лет, а оно видишь, как – оказывается, добрые дела не забываются.

Зеленные поля и цветущие сады тем временем стали незаметно сменяться выжженной степью. Было похоже, что вскоре сухой степной ландшафт сменится песчаным.

– Ну что, мужики – молитесь. Скоро будет вторая таможня – проинформировал попутчиков Джаф. – Кстати, казахи не такие жадные. У них стабильная такса за проезд: пара сотен баксов – и дорога открыта.

Не успел он договорить, как за поворотом показались небольшие строения казахской пограничной службы, а рядом и здание самой таможни.

Сбавив скорость до минимума, Джаф медленно подъехал к пограничному посту.

Проверка паспортов заняла несколько минут, после чего тяжелый грузовик приблизился к месту осмотра автомобилей. Навстречу вышел сотрудник таможни, который указал жезлом остановиться у обочины. Обойдя машину, он велел показать содержимое кузова.

– О-оо, арбузики! – заулыбался узкоглазый проверяющий с круглым лицом, перед которым подняли тент над задним бортом. – Кто хозяин, куда везем?

Арслан, когда говорил об арбузах, как оказалось, был совершенно прав: в этой безбрежной выжженной солнцем казахской степи, где температура доходила порой до шестидесяти градусов и где постоянно чувствовалась жажда, сочная ягода была желанным лакомством.

Проверив документы, таможенник направил Джафа и Стаса в конторку, крикнув при этом своему напарнику, чтобы тот проставил печати.

Вытирая пот, катившийся с лица, и с вожделением глядя на поблескивающие на солнце бахчевые, изнывающий от жары сержант спросил у оставшегося возле машины Ризо:

– Ну как арбузы? Сладкие хоть?

Встав на подножку, Ризо выбрал с пяток больших спелых арбузов и по одному протянул их проверяющему:

– Когда следующий раз поедем, командир, скажешь – сладкие они были или нет.

Довольный подарком таможенник, со словами «Что они там так долго? Пойду, потороплю их», направился в сторону таможни.

Спустя несколько минут на пороге появились Джаф и Стас. По их виду Ризо понял, что все прошло хорошо и опасаться больше нечего.

Уже сидя в машине, набирающей скорость, друзья возбужденно обсуждали только что произошедшие события.

– Да-а, – протянул Джаф, – мне лично понравилась такая проверка. Я бы каждую неделю возил «арбузы», – двусмысленно хмыкнул он, указав большим пальцем себе за спину.

– Слушай, Джаф, – спросил Ризо, – а баксов-то хватило, что я тебе дал?

– Еще и осталось. Пока мы торговались, вошел второй таможенник, ну тот, которого ты арбузами задобрил. Сказал, что они, мол, хорошие ребята – не обижай их. Ну, в общем больше двухсот не взяли, хотя вначале первый просил триста.

– А за «экологию» он не просил? – растопырив пальцы и выпятив нижнюю губу, передразнил Ризо толстого узбекского таможенника.

– Да, тот толстяк был редкий экземпляр, – засмеялся Стас, – живой персонаж с комедийных фильмов.

– Да уж, не говори. – Хохотнул и Джаф, тоже пытаясь изобразить таможенника, просившего мзду за воздух. – Наверное, комедийные фильмы и рождаются из подобных эпизодов. – Предположил он, круча баранку грузовика, преодолевающего неровности и ухабы.

– А, что, – так оно и есть. – С улыбкой поддержал его Стас. – Вот у нас в батальоне был такой же толстяк, только ростом поменьше. Так мы над ним просто угорали!

– А ты в каких войсках служил? – поинтересовался Джаф, с интересом взглянув на Стаса, будто представляя его в солдатской форме и пытаясь по наитию определить род войск.

– В мотострелковом полку. – Гордо выпятил грудь Стас, театрально приложив руку к предполагаемой фуражке. – Так вот, привезли как-то в призыв новобранцев, и среди них был прибывший на службу эксклюзивный флегматичный толстячок, который даже разговаривал медленно.

Ну, а салаги, естественно, попав в учебку, проходят ускоренный курс молодого бойца. И начинают этот курс с муштры команд «Подъем!» и «Отбой!», лимит которых по времени, как вы помните, составляет всего 45 секунд.

Представьте теперь толстого неуклюжего призывника, который после команды «Подъем!» с трудом сползает со своей койки, расположенной на верхнем ярусе и, в конце спуска, тщательно рассчитав траекторию, с грохотом спрыгивает на пол, сотрясая его и всех окружающих своим весом.

Оказавшись на полу, он начинает округлившимися от удивления глазами разглядывать своих однополчан, которые уже стоят в полной выправке, и только потом, под хохот сослуживцев, а иногда и офицеров, специально приглашенных на это уникальное представление, начинает, как в замедленной съемке, натягивать гимнастерку, ища при этом – где правый рукав, а где левый.

– Да, этот твой толстячок был, по-моему, намного круче, чем наш, с таможни. Вытирая слезы от смеха, с трудом выговорил Ризо.

– А что с ним дальше-то было? – с любопытством спросил Джаф. – Научился он укладываться по времени?

– А куда бы он делся! Как говорят в армии: «Кто не может – научим, а кто не хочет – заставим!». Так, что спустя пару недель после индивидуальной муштры, в частности многократных упражнений «Подъем – Отбой», вышеописанный солдат, скинувший, по крайней мере, килограмм десять, стал чуть ли не лучшим в своей роте. И вскоре, в совершенстве овладев воинскими навыками, с поразительной скоростью выполнял, как и положено, любые поставленные перед ним задачи.

– Да, армия – это армия. – Философски произнес Джаф, переключая скорость. – Каких только людей там не встретишь! Вот у нас был один призывник, который обладал гипнозом и телепатией. Не знаю уж, как он сумел скрыть свои способности от призывной комиссии, но то, что он вытворял – уму непостижимо!

Представьте себе картину: идет по плацу солдат и вдруг, будто натыкаясь на препятствие, останавливается как вкопанный, не в силах преодолеть невидимую стену. Ощупывая ее руками, он начинает ходить по заколдованному, словно стеклянному кругу, пытаясь вырваться из него.

– Это что, в натуре, что ли, такое было? – с недоверием глядя на Джафа, спросил Ризо.

– Э-э-э, мамой клянусь – сам видел.

– И что дальше было? – с интересом спросил Стас.

– Спустя несколько секунд этот гипнотизер, поводя руками, что-то произнес, и загипнотизированный солдат, очнувшись, как ни в чем не бывало, продолжил свой путь.

Позже, отвечая на наши вопросы, солдат сказал, что ничего подобного не было, и что мы его, мол, разыгрываем.

– Представляете, какая это сила – гипноз? – задумчиво произнес Стас. – Где гарантия, что после очередного приказа гипнотизирующего другой солдат не направит свой автомат на сослуживцев?

А если использовать гипноз для выполнения определенной цели целой армии?

Я, помню, читал где-то, что для ведения боевых действий уже используют экстрасенсов и специальную аппаратуру, влияющих на психологическое состояние людей. Зомбированные солдаты становятся подобными бесчувственным роботам, которые не останавливаются ни перед чем для выполнения поставленной командованием цели.

Для них нет никакой разницы, кто перед ними – вооруженный противник, беспомощный старик или беременная женщина. Если им прикажут убить их – они сделают это, не задумываясь.

– Что только не придумают люди для уничтожения себе подобных, а в конечном счете и уничтожения самой жизни на земле! – с чувством произнес Джаф, – Мало им атомных бомб, химического и психологического оружия, так они еще, говорят, разрабатывают и климатическое оружие.

– Верно говорят. – Подтвердил Стас. – Помню, я смотрел передачу об этом. Еще в начале 20 века всемирно известный американский ученый Николо Тесла провел непревзойденный по своим масштабам эксперимент. Вы наверняка слышали про Тунгусский метеорит, взорвавшийся над сибирской тайгой? Так вот, по одной из версий это был не метеорит, а результат проведенного испытания атмосферного, а точнее климатического оружия.

Как утверждают ученые, взрыв произошел на высоте от 5 до 10 км, что говорит о том, что контакта с землей, если это был метеорит или комета – не было.

Землетрясение, произошедшее в эпицентре этого явления, подтверждает гипотезу о том, что Тесла использовал энергию ионосферы Земли, направив ее в расчетное безлюдное место.

Представьте, какой силой научился управлять человек?! Ему уже ничего не стоит вызвать разрушительное торнадо, сила которого в эквиваленте равна силе тысяч атомных бомб. Или спровоцировать ливни и наводнения, которые смоют целые города. Я уже не говорю об изменении климата в целом, которое в итоге приведет к полному коллапсу на Земле.

– Так это что, скоро летом снег может пойти!? – округлил глаза Ризо.

– Да, сейчас бы он нам не помешал! – вытирая пот со лба, произнес Джаф. Потом, неожиданно крутанув руль вправо, стал притормаживать.

– Что случилось? – удивленно спросил Ризо, с недоумением глядя на водителя.

– Баллон, похоже, спустил. Придется устроить привал. – Произнес Джаф, кинув взгляд на садящееся за горизонт солнце.

Спустя полчаса, сняв проколовшееся колесо и установив запаску, друзья, подшучивая друг над другом, принялись мыть руки, поочередно поливая на ладони напарника нагревшуюся за день драгоценную жидкость.

– Э-э-э, Ризо, ты куда столько воды льешь?! – с возмущением пристыдил своего земляка Джаф. – Говорят, кто в пустыне не ценит воду – тот долго не проживет. Здесь каждая капля дороже алмаза. Так что, будь побережливее с водой. Она основа жизни в пустыне.

– Да и не только в пустыне. – Вмешался в разговор приятелей Стас, с интересом наблюдавший со стороны за реакцией Ризо на замечание Джафа. – Вода – она основа всего живого в мире. К сожалению, населению земли ее уже не хватает. В некоторых странах, в частности, африканских, питьевая вода превысила стоимость нефти. Многие люди из этих мест бегут в западные страны, куда проблема с водой еще не дошла.

– Да ерунда все это. – Высказал свое недоверие Ризо. – Вот вы, умники, глобус хоть раз видели? Почему он голубого цвета, знаете? – с интонацией мудрого учителя природоведенья, видимо, запомнившегося ему с начальных классов, поучительно произнес он. – Потому что наша планета в основном, да будет вам известно, покрыта водой.

– Ты прав, Ризо. – согласился с приведенным аргументом Стас. – Кроме одного маленького нюанса: 97,5% этой воды – соленая, т.е. не пригодная для питья. Пресной – всего 2,5%. Вот такая получается арифметика. А население земного шара с каждым годом увеличивается. Многие жители земли, скажем Эфиопии, в поисках питьевой воды, умирая от жажды, проходят каждый день по несколько десятков километров, чтобы найти источник, пригодный для питья.

– А что, морскую воду никак нельзя опреснять? – задумчиво вопросил Ризо, думая о чем-то своем.

– К великому сожалению, ученые всего мира уже которое столетие бьются над этой, казалось бы, простой задачей, но, увы, никто не может до сих пор решить ее. – Подтвердил сомнения Ризо Стас.

– И что теперь? Получается, что как только запасы пресной воды на земле закончатся, так

человечеству придет конец? Что, у ученых не хватает мозгов, чтобы очистить воду от соли? Это же элементарно. Если бы я встретился с ними, я бы предложил им фильтровать морскую воду на молекулярном уровне. Сказать проще, надо найти такой размер сита, это я условно говорю, чтобы через него проходили только молекулы воды, а молекулы соли оставались. У воды и соли разная плотность, что и решит эту, как вы говорите, неразрешимую проблему.

Вот возьмите, к примеру, дожди, – войдя в раж, продолжил развивать свою мысль Ризо. – Вы когда-нибудь видели соленые осадки? Нет!

А ведь облака, из которых выпадают осадки, образуются над океанами и морями, известными своей соленой водой. Улавливаете суть? В принципе, – это то же самое, о чем я говорю, но только в более грандиозных масштабах.

Так что, друзья, – я думаю, что мировому сообществу стоит поразмышлять над моим предложением. – Поднял палец новоявленный спаситель мира.

– Да ты, оказывается гений, Ризо! – воскликнул Джаф. – Тебе пора нобелевскую премию давать!

– А ты как думал?! Все великие люди просты, как я, и в этом их величие. – Выпятил грудь новоиспеченный ученый.

– Для нас большая честь быть рядом с Вами, о Величайший из Великих! – склонился в театрально-шутливом поклоне Джаф. – Надеюсь, ваши глубочайшие познания в этой области спасут человечество от неминуемой гибели?

– Говорят, питьевой воды для человечества хватит еще лет на 40-50. – Успокоил друзей Стас. – Так что к этому времени люди что-нибудь придумают.

– Я же говорил, что на наш век воды хватит! – шутливо брызнув драгоценной жидкостью в лицо Джафа, воскликнул Ризо, прячась за Стаса.

– Отставить! – с улыбкой, изображая командирский голос, остановил их тот, перекрывая дорогу поднявшемуся с места Джафу. – А то перебьете друг друга. Кто потом будет фильтр для воды создавать? И вообще, пора бы и об ужине позаботиться.

Подтрунивая друг над другом, друзья принялись собирать хворост и сухие ветки с кустарников для костра.

Пожалуй, из всех земных ландшафтов, созданной природой, пустыня является самым таинственным и удивительным местом на Земле.

Пылающая невыносимым жаром в течении дня, от которого идущие по ней путники находятся на грани жизни и смерти, ночью остывающая пустыня обволакивает воздух зябкой прохладой, заставляя людей разжигать огонь и кутаться в теплые одежды.

Расположившись у разгорающегося костра, и наши путешественники, наслаждаясь теплом, стали готовиться к ужину. Установив походную треногу над огнем, Джаф, подвесив на крючок котелок, налил в него немного воды и стал, подбрасывая в костер ветки, следить за процессом закипания будущего бульона.

Тем временем Ризо нарезал мясо, лук и картошку, которые они купили на маленьком импровизированном рынке, встретившимся по дороге после проезда таможни. Бросив в закипевшую воду приготовленные ингредиенты, друзья, примостившись вокруг костра, стали ждать, когда приготовится нехитрый дорожный суп.

Присев на расстеленное одеяло, Стас стал разглядывать суровый песчаный пейзаж, начинающий меркнуть от приближающейся ночи. В наступающих сумерках медленно таяли дымчатые барханы, начинающие сливаться с чернеющим небом, на котором начали зажигаться огромные звезды.

Неожиданно взгляд Стаса привлекла стелющаяся по песку тень, медленно двигающаяся в сторону огня. Приглядевшись, он увидел огромного черного скорпиона, неторопливо ползущего к свету. Вскочив с места, Стас застыл с вытянутой рукой, указывающей в сторону ядовитого насекомого.

Ризо и Джаф, проследив за взглядом Стаса, с улыбкой переглянулись, видимо, над реакцией своего русского товарища.

– Ты что, никогда скорпионов не видел? – с усмешкой спросил Ризо, подходя к пауку. Присев, он неожиданно схватил его за хвост и поднял над собой.

Скорпион, в ярости извиваясь, обхватил клешнями и лапами пальцы человека, пытаясь вонзить в своего извечного врага смертоносное жало.

– У меня со скорпионами разговор короткий. – Самодовольно произнес Ризо, опалив паука над огнем и бросив обмякшее насекомое в костер.

– Ну, ты даешь! Ты так лихо с ним расправился, будто всю жизнь этим занимаешься.

– Так их у нас в Азии, как у вас тараканов. – Увидев округлившиеся глаза Стаса, Ризо, ухмыльнувшись, добавил – ну может, чуть меньше…

– Да шутит он! – успокоил Стаса Джаф, увидев, как тот ерзает, оглядываясь по сторонам. – Хотя скорпионы, действительно, частенько живут в жилище человека под одной, так сказать, крышей.

– Так это же опасно! – поежившись, произнес Стас, видимо вспомнив ночь, проведенную им на топчане в доме Ризо.

– Да ничего особенного. Если на них случайно не наступить, и если они не заползут в одежду или в постель к кому-нибудь – они, в общем-то, безвредны.

Представив, как смертоносный паук с поднятым для удара жалом ползет во тьме по лицу спящего младенца, Стас содрогнулся.

– Иной раз сидишь, смотришь телевизор, – продолжал тем временем Ризо, – и вдруг, краем глаза, видишь, что в полумраке что-то движется по стене. Включаешь свет – а там скорпион собственной персоной.

Правда, они у нас не черные, как этот, – указал на костер Ризо, – а бледно-желтые и меньше размером. Но яд у них, говорят, ничуть не слабее.

– И что – вы их тоже – того? – показал взглядом на огонь Стас.

– А что еще с ними делать, если они вторгаются на территорию человека?

Территория человека. Стас усмехнулся. Он представил первозданный мир, когда

на планете не было ни человека, ни его строений, ни его все уничтожающей цивилизации.

«Это еще неизвестно, кто на чью территорию вторгся. – Подумалось Стасу – Миллионы лет скорпионы и им подобные рептилии жили на планете без человека.

Была полная гармония в природе. Никто не вмешивался в процесс ее эволюции.

Так было до появления человека, который овладел неукротимым огнем.

Ведал ли он, что сам когда-то будет сожжен, как этот несчастный скорпион, но только в куда более страшном огне? В огне, который плавит даже камень».

– Ну что, мужики! – раздался голос Джафа – Похоже, суп сварился. Пора ужинать. Ризо! – окликнул он своего земляка. – Неси-ка сумку – отметим удачный проезд через казахскую таможню!

Вскоре, с удовольствием поужинавшие на природе друзья, разлегшись на одеялах и затянувшись сигаретным дымом, предались созерцанию ночного звездного неба. Огромная луна, освещая все вокруг, словно зависла над ними, поражая своим величием.

– Удивительное творение небес – Луна. – Задумчиво изрек Ризо, разглядывая светящийся шар – она словно создана для того, чтобы освещать землю ночью.

– Да, Луна загадочное небесное тело. – Произнес Стас, подняв взор на таинственную спутницу Земли, на которой были четко видны материки и впадины, кратеры и загадочные линии, похожие на рукотворные каналы, – Что, по большому счету, люди знают о ней? – Вопросил он. – Что ее размеры всего в четыре раза меньше нашей планеты, и что она кружится вокруг нее таким образом, что мы не видим ее обратной стороны?

– Да, я где-то читал, что один ее оборот вокруг своей оси точно совпадает с одним оборотом вокруг Земли, что и делает обратную сторону Луны невидимой для землян – Подтвердил Джаф, – это ж надо, как все рассчитано!

– И еще, самое интересное, – продолжил Стас, – ни один спутник, кроме нашего, не проходит по своей орбите вокруг планеты по идеальной круглой траектории. Все остальные спутники известных астрологии планет движутся только по эллипсу.

Некоторые ученые предполагают, что Луна – искусственный плацдарм для размещения инопланетных баз, которые ведут наблюдение за землянами, не вмешиваясь в развитие земной цивилизации.

Помните, в момент приземления на обратную сторону Луны американских астронавтов, один из них – Нил Армстронг, не сдержавшись, взволнованно произнес фразу, которую в эфире услышал весь мир: «О, Господи!!! Здесь находятся огромные инопланетные космические аппараты и их базы!».

Что это было, и что от нас скрывают службы космических исследований? после после

Почему после последней высадки людей на луну в течении последних 40 лет не было предпринято ни одной новой экспедиции на этот таинственный спутник Земли? Похоже, землянам дали понять, что им нечего делать на чужой территории.

Наверняка, большей информацией располагают НАСА и подобные им организации, но и то, что они знают – мизер в познании мира, который окружает нас. По большому счету, человек не познал ни тайну космоса, ни тайну мироздания, ни тайну своего происхождения.

Да что там говорить, – махнул рукой Стас, – если человечество не знает даже того, что сокрыто в недрах земли и в глубинах мирового океана. Сколько раз люди видели, как из воды вылетали светящиеся дискообразные и круглые летательные аппараты! Причем размеры их достигали порой до100 метров. И самое необъяснимое – эти объекты могли мгновенно менять траекторию и исчезать из виду, превращаясь в маленькую точку.

Кстати, – затянувшись сигаретой, продолжил Стас, – эти неопознанные объекты, оказывается, вылетают не только из- под воды, но и из- под земли!

Похоже, там находится не только мифическое царство Аида, но и вполне реалистичная внеземная цивилизация с высокоразвитой техногенной промышленностью и своей инфраструктурой, состоящей из баз для летательных аппаратов и мест для проживания. Кстати, запасов пресной воды под землей, оказывается, в три раза больше, чем на поверхности. Так что, кто знает, может им там гораздо комфортнее и спокойнее, чем на поверхности.

– Я помню, несколько лет назад, – продолжил тему Джаф, – в какой-то газете была маленькая статья, где сообщалось о том, что три огненных шара, вылетевших из сопла вулкана, сбили приближающийся к земле метеорит, превышающий размерами все известные до этого небесные тела, прилетевшие из космоса.

Причем атаковали они его поочередно, пока он не был взорван на мелкие кусочки. Страшно подумать, что было бы, если бы такая глыба врезалась в нашу планету! Земля точно сошла бы с орбиты и неизвестно чем бы все это закончилось.

Представляете, насколько цивилизация подземных обитателей выше нашей?!

Наступила долгая тишина, прерываемая потрескиванием затухающего костра.

– Получается, что параллельно с нами кто-то живет на нашей планете? – задумчиво посмотрел в небо Ризо.

– Ну, говорить, что эта планета наша – было бы большим заблуждением. Ей, по утверждениям ученых, около 4,5 миллиардов лет, тогда как человечеству, судя по раскопкам, всего около 400 тысяч лет – констатировал Стас. – Так что мы здесь гости, причем незваные. Согласитесь, что все, что создано и создается людьми – разрушает планету и окружающую ее атмосферу.

– Это точно! Мы ведь с вами тоже в какой-то мере вредители – двусмысленно произнес Джаф, кивнув в сторону «КамАЗа». Помолчав, он, притушив сигарету, поднялся, и со словами: «Ну что, пора и на покой», стал сворачивать одеяла, расстеленные для ужина.

– Да, похоже, НЛО мы сегодня не увидим. – С сожалением произнес Ризо, присоединяясь к своему земляку.

Едва рассвело, как большегрузный автомобиль снова тронулся в путь.

После вечернего возлияния дорога казалась крайне некомфортной и утомительной, и слова Ризо: «А не пропустить ли нам по бутылочке пива?» были встречены с большим энтузиазмом.

После хмельного напитка всех немного разморило. Джаф сбавил скорость и, ослабив хватку, изредка подкручивал руль, не давая машине сойти с дороги.

Ризо со словами «Пойду, покемарю», перебрался в спальник за сиденьями, откуда вскоре послышался его прерывающийся храп.

Стас, задумавшись о своем, прильнул к окну. Вокруг простиралось всеобъемлющее пространство необъятной песчаной пустыни. Песок был повсюду: он стелился по дороге, собирался в барханы причудливых форм, катился под порывами ветра желтыми волнами, пересыпаясь из одного гребня в другой и создавая иллюзию бурлящего моря.

Вечная пустыня. Неужели такой ландшафт ждет всю Землю? Как предрекают ученые, первый же катаклизм, будь то пробуждение крупнейших вулканов, падение большого метеорита или ядерная война – превратит землю в пустыню.

Стас представил, как волны мертвых морей, зараженные радиацией, в которых уже нет никакой жизни, будут еще какое-то время набегать на этот песчаный мир.

Озоновые дыры, разрастаясь в результате самоубийственной деятельности человечества и природных катастроф, начнут беспрепятственно пропускать солнечный жар, что неминуемо повысит температуру воздуха.

Ледники начнут таять, и какое-то время вода будет господствовать на планете. Но это будет мертвая вода, не рождающая жизнь, а наоборот – убивающая ее в зародыше.

От усиливающейся жары моря и океаны начнут усиленно испаряться, и часть ее, преобразовавшись в облака, начнет выпадать в виде радиационных осадков, уничтожая все живое на земле.

Исчезнут леса – легкие планеты, вырабатывающие кислород. Земля начнет задыхаться. И только песок, это вечное творение природы, начнет завоевывать когда-то цветущую флору. И теперь песчаные волны, в свою очередь, начнут наступать на водную стихию. Вскоре песок покроет всю земную поверхность, навечно изменив облик омертвевшей планеты Земля.

Стас вспомнил прохладу южного моря с пенистыми брызгами накатывающих изумрудных волн. Как хотелось вернуться в то далекое прошлое, чтобы окунуться в чистую воду и смыть с себя всю грязь. Но, увы, никому не подвластно повернуть время вспять. Оно движется только вперед. Подобно змее, извивающейся по песку.

Впереди, как миражи, возникли какие-то строения, напоминавшие мечети.

– Что это за селение? – спросил Стас, удивленный отсутствием людей.

– Город мертвых. – Сделал аминь Джаф. – Казахи с большим почтением относятся к усопшим. Над каждым захоронением они строят священные дома с куполами, как бы кров для ушедших душ.

Строения поражали своими размерами. И это несмотря на то, что вокруг них на десятки километров была высохшая пустыня. Стас представил себе процесс изнурительного строительства надгробий в этой неимоверной жаре, где каждый глоток воды в песках был дороже золота. Его до глубины души потрясло увиденное. Здесь, на Востоке, с каким-то особым благоговением преклонялись перед покинувшими этот мир.

Эти памятники были как бы связующим звеном между этой жизнью и той – потусторонней, навеки сокрытой от живущих ныне. Каменные строения напоминали о быстротечности жизни и неизбежности смерти. Граница между ними во все времена была весьма призрачна и хрупка.

В этом мире не каждый в полной мере осознает, что ЭТО ожидает каждого.

Иным кажется, что смерть где-то далеко, и ее дыхание не касается его непосредственно. Увы, действительность обманчива.

Все, кто пришли в мир солнца – непременно уйдут в мир тьмы. Ни одного человека из семи с лишним миллиардов ныне живущих не останется на этой земле – ни великих, ни ничтожных; ни богатых, ни нищих. Никого. И правит всем этим самая таинственная субстанция – ВРЕМЯ.

Вне его не может существовать никто и ничто. Оно пронизывает все: рождение галактик и их исчезновение, рождение людей и их смерть, восход солнца и его закат. Ему подвластно все, и нет его выше в мироздании.

Каждому в этом мире им, временем, определен свой срок – кому-то больше, кому-то меньше. Все уйдут в небытие – туда, откуда пришли. Вместо них под таинственной луной будут жить вновь рожденные. И они так же, как и живущие ныне, будут радоваться и страдать, любить и ненавидеть. И искать истину, которую люди пытались познать сотни тысяч лет.

Но никто не узнает, для чего он был рожден, и какое предназначение было у каждого из них. Так устроен мир, окутанный вечной тайной, которую человечество не постигнет никогда.

От философских мыслей Стаса оторвал сонный голос проснувшегося Ризо:

– Ну что, путешественники, пора бы и перекусить.

Переглянувшись со Стасом, кивнувшим в знак согласия, Джаф вырулил на обочину и выключил двигатель, давая ему возможность немного отдохнуть.

– Стас, ты, наверное, никогда не пробовал казахские самсы? – спросил Ризо, доставая из сумки бумажный пакет и раскладывая его содержимое на импровизированный столик между сидениями – Классная вещь, скажу тебе.

– Да, самса с бараниной – это деликатес, – подтвердил Джаф, наливая из термоса горячий чай. – Особенно, когда перекусываешь самсой в дороге.

– И вправду, – восхитился Стас, надкусив восточную выпечку, – мне кажется, ничего вкуснее я не ел. И вообще, у вас в Азии бесподобная кухня. Что шашлык, что плов, что кабоб – вершина кулинарии. Теперь я понял, почему Барон нанял на работу таджикских поваров. После такой вкуснятины едва ли захочется хлебать щи.

– Это точно, – засмеялся Ризо. – Барон знает толк в еде. Вот приедем, закажем

ему плов с фаршем, завернутым в виноградные листья, и с кази из молодых ягнят.

– Скорее бы добраться, – мечтательно произнес Джаф. – Будет тебе, Ризо, и плов с фаршем, и водочка с огурчиками, и девочки на десерт.

– Э-э-э, хорош дразнить! Давай заводи свой тарантас и топи на всю катушку. Мне уже не терпится отведать все эти три блюда, особенно последнее.

– Кстати, анекдот насчет блюд, – ухмыльнулся Джаф, заводя мотор. – Приезжает один русский с подругой в Грузию. Заходят в ресторан. Русский заказывает подбежавшему официанту фирменное грузинское блюдо и, чтобы спутница в полной мере познала местную кухню, просит принести что-нибудь остренькое. Тот приносит ужин и, улыбаясь, ставит на столик блюдечко с острой аджикой. Русский, попробовав ее, подзывает официанта и выговаривает, что приправа вовсе не острая. Гарсон приносит жгучку из перца.

Русский, выпендриваясь перед дамой, вновь подзывает гарсона: «Я просил что-нибудь остренькое, вы что, не поняли?»

«Послушай, – наклоняется к его уху официант – а кинжал в жопу не хочешь?»

Посмеявшись над незатейливым анекдотом, друзья вновь продолжили свой нелегкий путь.

– Слушай, Джаф, – нарушил затянувшуюся тишину Стас. – Давно хотел тебя спросить о Бароне. Он ведь, как я понял, родом из ваших краев? У него что, семья в Матче живет?

– Барон у нас в селении личность легендарная. – С гордостью произнес Джаф. – Его здесь все уважают, начиная от прокурора и кончая простым колхозником.

Когда Фариз-ако приезжает – обязательно режет барана и угощает всех. Это – как бы подношение богу, чтобы дела шли еще лучше. Часть барана идет на плов для селян, а оставшееся мясо он раздает нуждающимся, проявляя милосердие.

Кроме того, он здесь еще и мечеть небольшую построил для молящихся жителей. Каждый в своих молитвах превозносит его, благословляя на праведные дела. Что касается семьи – немного помолчав, продолжил Джаф, – его жена с детьми живет здесь. Фариз-ако иногда навещает их. Говорят, что он ежемесячно переводит им приличные суммы. Так, что Барон никого не обижает.

«Уму непостижимо, – подумал Стас, выслушав Джафа. – Насколько человек может быть двуликим. Одной рукой делает добро, а другой – творит зло, убивая людей и прокладывая себе дорогу в ад».

Тем временем пустыня понемногу стала сменяться степью: кое-где стала появляться трава и низкорослый кустарник.

– Ну вот, – прибавил газу Джаф, – еще немного – и мы будем в России.

Казахстан провожал путешественников типичным азиатским пейзажем. Караван верблюдов, казавшийся на фоне огромного диска уходящего за горизонт солнца вереницей муравьев, медленно шел из прошлого в будущее, оставляя за собой зыбкий песчаный след, засыпаемый ветром.

«Да, – подумал Стас – люди действительно как песчинки в этом огромном таинственном мире. И их несет туда, куда дует ветер судьбы…».

Неожиданный возглас Джафа отвлек его от философских размышлений. Повернув голову, Стас увидел старый жигуленок, которого развернуло на обочине. Рядом с машиной стояло несколько человек, среди которых виднелись и дети.

Объехав легковушку, Джаф остановился. Выйдя из машины, он направился навстречу людям, бегущим к «КамАЗу». Джаф, остановив их, что-то долго объяснял им, указывая на свой грузовик и разводя руками. Потом крикнул Ризо, чтобы тот принес из кабины пару бутылок минералки и оставшуюся самсу.

Передав принесенную воду и еду пожилому мужчине, похожему на главу семейства, Джаф, покачав головой и указав рукой на дорогу, вернулся к своему грузовику.

Тронувшись с места, он с жалостью и досадой произнес:

– Подвеска у них полетела. Ничем не поможешь – на прицеп не возьмешь. А с собой их брать – места не хватит. Их вон целая семья – человек семь. Разве в такую дорогу ездят в одиночку?! – Осуждающе произнес Джаф, – Да еще с детьми. Опытные водители легковушек всегда группируются и едут, так сказать, в «связке». Хотя бы по две машины.

Мельком бросив взгляд на Стаса, Джаф, как бы оправдывая свой поступок в отношении оставленных на дороге людей, добавил:

– Да и в нашем положении привлекать на постах чье-либо внимание – может нам дорого обойтись. Ничего, – словно успокаивая себя и своих друзей, с надеждой произнес Джаф– ближе к вечеру по трассе будет проезжать рейсовый автобус. Он то, наверняка, их подберет.

Весь вечер и всю ночь путники проехали без остановок и привалов. Вскоре, в предрассветной дымке появились какие-то строения, напоминавшие по очертаниям погранзаставу. Большое скопище автомобилей, стоящих на дороге, подтвердило близость российской границы.

– Ну что, мужики, последний рубеж, – пристраиваясь за последней машиной, тихо произнес Джаф. – Даст Бог – прорвемся!

Очередь продвигалась крайне медленно: видимо, каждый автомобиль осматривали очень тщательно. Время для друзей как будто остановилось. Каждая минута казалась вечностью. Чувство тревоги в воздухе нагнеталось с каждым мгновением.

Наконец бортовой «Уазик», после которого они стали в очередь, выехал за территорию контрольно-пропускного пункта, и пограничник, подняв шлагбаум, жестом указал «КамАЗу» на место парковки.

Отдав честь, он привычно произнес:

– Документы на проверку!

Сличив фотографии, пограничник направился в вагон, где, видимо, их пробивали

по базе данных. Спустя некоторое время он вернулся и, со словами: «Добро пожаловать в Россию!», разрешил проезд на территорию таможни.

– Ну вот, Стас Челобанов, – твой паспорт оказался в полном порядке, – повеселел Ризо. – Осталось только пройти таможню, и мы будем плескаться в бассейне у Барона.

– Дай-то Бог! – в голосе Джафа чувствовалось напряжение. – Как говорится: последний бой – он трудный самый.

Стоявший за открывшимся шлагбаумом таможенник поднял жезл и указал на обочину. Джаф подрулил к указанному месту и заглушил мотор.

– Послушай, – повернулся Джаф к Стасу и вполголоса произнес, – сейчас многое будет зависеть от тебя. Держись уверенно. Ты для них свой. Ксива и бумаги в полном порядке. Так что – не дрейфь.

Подошедший капитан, бросив взгляд на тент, поинтересовался:

– Что везем?

– Арбузы, начальник. Прикажете выбрать послаще? – подмигнул ему Джаф.

Таможенник, проигнорировав его слова, холодно произнес:

– Предъявите паспорта и сопровождающие документы на товар.

Стас, собрав документы, протянул вместе с ними договор и накладные.

Внимательно оглядев сидящих в кабине, капитан, оглянувшись, кивнул кому-то. Взглянув в зеркало заднего вида, Стас увидел бегущего к машине кинолога с собакой на длинном поводке. При их приближении Стас побледнел. Его словно парализовало. Почувствовав на себе сверлящий взгляд таможенника, он пробормотал:

– Собак боюсь – в детстве укусила. С тех пор страх перед ними.

Тем временем огромная черная овчарка начала обнюхивать баллоны, моторный отсек и днище автомобиля. Потом, взобравшись на подножку кабины, вдруг встала на задние лапы и, задрав голову, стала лаять, стараясь достать передний борт. «Вот он, мой сон – покрылся холодным потом Стас – только вместо черной змеи – черная собака».

– Всем выйти из машины! – передернул затвор автомата таможенник, направляя ствол в сторону кабины. – Руки на капот!

Продолжение следует...

Понравилась статья, поделитесь с друзьями...

По роману " Дорога В АД" можно поставить о потрясающий фильм о современном мире и о событиях, которые могут привести к исчезновению жизни на ЗЕМЛЕ,,,

"Заинтересовавшимся режиссерам звонить по тел: +992927182030

Современный Омар Хайям - Руслан Бабаев Подборка всех публикаций

Поэзия современности для осмысления настоящего! группа в ОК

Автор: РУСЛАН БАБАЕВ поэт, писатель и художник




Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.

Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.