Тайны банка, грозящие… тюрьмой молодой журналистке

""

Так воевать собрались или только делать вид?

Война против коррупции, громко объявленная на днях президентом Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым, пока что громыхает не пушками, а парадными барабанами…

А если без аллегорий, то пока идут только всевозможные штабные совещания, широко освещаемые пресс-службой президента. Глава государства принимает одного за другим руководителей силовых ведомств, их воспитывает, даёт поручения… Требует результатов!

Рассчитывает президент Жээнбеков и на поддержку со стороны средств массовой информации – судя по официальному решению Совета безопасности, подписанному им на днях. В этом большом документе среди прочих мер по усилению борьбы с коррупцией то и дело встречаются поручения типа:

ОСВЕЩАТЬ реформы, проводимые в судебных, надзорных и правоохранительных органах, в СМИ и интернет-изданиях;

ОБЕСПЕЧИТЬ ОПУБЛИКОВАНИЕ результатов расследований по совершенным правонарушениям, вызвавшим широкий общественный резонанс;

ФОРМИРОВАТЬ ПОЗИТИВНЫЙ ОБРАЗ судебной и правоохранительной систем Кыргызстана в литературе, кинематографе, произведениях искусства…

И наконец – ПОВЫСИТЬ ПРОЗРАЧНОСТЬ И ОПЕРАТИВНОСТЬ РЕАГИРОВАНИЯ НА СООБЩЕНИЯ СМИ и Интернета о проявлениях коррупции.

Звучит красиво. Вот только на практике пока наблюдается нечто противоположное. А именно – попытки отрезать журналистов от информации и заткнуть им (а также другим активным гражданам) рты. Как при этом власть собирается реально воевать с коррупцией?! Уму непостижимо.

Перед вами – несколько событий и фактов, это подтверждающих.

ТАЙНЫ БАНКА, ГРОЗЯЩИЕ… ТЮРЬМОЙ

Как забота властей о загадочных “аффилированных лицах” подставила весь Кыргызстан.

""

25-летняя Эльнура Алканова, никому прежде не известная, проснулась в один день, что называется, знаменитой. После того, как осенью прошлого года международное агентство новостей “Фергана” (чьим внештатным корреспондентом она тогда же стала работать) опубликовало два видеосюжета Алкановой с длинным названием “Кто стоит за сделкой по продаже VIP-городка “Идеал Хаус” в Бишкеке”…

Речь в сюжетах шла о судьбе коттеджного городка, который начинал в своё время строить Максим Бакиев на нескольких гектарах земли вблизи государственной резиденции “Ала-Арча”. После апрельской революции 2010 года этот городок был национализирован и выставлен на торги. Но продать его Фонд по управлению госимуществом смог лишь в сентябре 2017 года – до этого не было покупателей, хотя торги проводились 9 раз. По этой же причине, по объяснению ФУГИ, первоначальная стоимость городка, составившая 242 миллиона сомов, упала до 142 миллионов.

По этой цене 48 недостроенных коттеджей были проданы компании “ВостокТехКомплект”, принадлежащей некоему Айбеку Сатиеву. Внештатная же корреспондентка “Ферганы” пришла к выводу, что фактический покупатель городка – Темир Рыскулов, являвшийся на момент совершения сделки председателем совета директоров ЗАО “БТА Банк”. К нему – а заодно и к приватизации коттеджного городка – Эльнура Алканова привязала премьер-министра Исакова, объявив, что тот является одноклассником Рыскулова. А заодно брата премьера – Капара Исакова, работающего советником председателя правления этого же банка.

Не будем сейчас давать оценку тем видеосюжетам, громко названным журналистским расследованием… Скажем лишь, что шуму они наделали много. Генеральная прокуратура по просьбе премьер-министра Исакова даже возбудила уголовное дело по факту приватизации коттеджного городка, но в ходе проверки опровергла главные доводы, названные в видеосюжетах. Так, премьер Исаков не только не был одноклассником банкира Рыскулова – они вообще никогда не пересекались. Не подтвердила Генпрокуратура и причастности к сделке брата премьера.

События приняли неожиданный оборот после того, как Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями КР (финансовая полиция) в декабре ушедшего года возбудила уголовное дело по заявлению “БТА Банка”. Что интересно, это заявление почти три месяца лежало без движения – финполовцы никак не решались дело возбуждать, пока руководство ГСБЭП не сменило состав следственной группы.

По этому уголовному делу на днях, 13 февраля, обвинение предъявили… корреспондентке-внештатнице Эльнуре Алкановой. Сразу по двум статьям Уголовного кодекса КР: “Незаконное получение информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну” и “Разглашение коммерческой, банковской или иной тайны”. С обвиняемой Эльнуры Алкановой взята подписка о невыезде.

""

Фрагмент постановления о предъявлении обвинения.

Как явствует из постановления о предъявлении этого обвинения, подписанного следователем ГСБЭП майором финансовой полиции З. Оморбековым, информацию Эльнура Алканова получила от ведущего специалиста отдела правовой экспертизы кредитных операций, договоров и соглашений юридического управления ЗАО “БТА Банк” Н. Мамбетжанова (который сейчас является подельником Алкановой). Всё остальное покрыто туманом.

Какую такую коммерческую или банковскую тайну узнала и разгласила Алканова? В постановлении следователя об этом дословно говорится так: “Сведения об аффилированных лицах ЗАО “БТА Банка” и связанных с ним лиц”. И всё! Каких таких ЛИЦ? Чем повредило разглашение этих “лиц” банку – или самим “лицам”? Какой ущерб причинило? Обо всём этом – ни слова.

Адвокат внештатной корреспондентки “Ферганы” заявил следствию ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении Алкановой за отсутствием состава преступления – она не является субъектом вменяемых ей преступлений. Проще говоря, никаких подписок о неразглашении коммерческих или банковских тайн Алканова никому не давала. А также она не является носителем банковских тайн. Утекла информация? Разбирайтесь с теми, кто давал.

Скандал меж тем набирает обороты. Уголовным делом Алкановой заинтересовался Международный комитет по защите журналистов (CPJ), призвавший из Нью-Йорка власти Кыргызстана отказаться от обвинений в отношении журналиста. В обращении комитета говорится, что эти обвинения “политически мотивированы”.

Вне всяких сомнений, это уголовное дело привлечёт внимание международной общественности не только к персоне Эльнуры Алкановой, но и к “БТА Банку”, а также к “аффилированным лицам”. Ибо возникнет вопрос: что же страшного об этих лицах прозвучало в видеосюжетах, что пришлось идти на столь жёсткие репрессии?

Может, за этими репрессиями стоит чьё-то желание отбить охоту у журналистов совать свой нос, куда не следует?

Специфика журналистской работы состоит в том, что он добывает информацию любыми доступными ему способами! И делает это по большому счёту во благо общества. Ну а всевозможные государственные, банковские и прочие тайны должны защищать сами их носители.

Невозможно журналисту бороться с коррупцией, не проникая в тайны, объявленные коммерческими. Именно в этих тайнах (в том числе в информации об аффилированных лицах) таится нередко ключик к чьей-либо коррумпированности. И преследовать журналистов за эту работу – значит, помогать коррупцию прятать.