Карьерный успех в ведомстве Бортникова: как намыть полмиллиарда на песке

Карьерный успех в ведомстве Бортникова: как намыть полмиллиарда на песке
Карьерный успех в ведомстве Бортникова: как намыть полмиллиарда на песке

Один миллион рублей за смягчение меры пресечения и пятьсот миллионов за закрытие уголовного дела — с такими «ставками» тульских чекистов столкнулся местный предприниматель.

Об этом сообщает База компромата

Его обвинили в незаконной добыче полезных ископаемых и нанесении ущерба недрам примерно на миллиард рублей. Причём, выявили нарушения и предложили сумму откупа одни и те же сотрудники ФСБ, а в передаче средств участвовали навязанные ими же адвокаты, которых чекисты теперь отказываются привлекать к ответственности.

В рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции» обратился учредитель и гендиректор компании «Жилёво» Валерий Гринцов. Его фирма на основании лицензии Минприроды с 2016 года занимается добычей песка и иных пород на карьерах в Тульской области. Однако, сейчас деятельность предприятия практически парализована — в сентябре 2019 года в отношении Гринцова возбудили уголовное дело за незаконное предпринимательство. Расследование ведёт региональное управление ФСБ, возглавляемое Дмитрием Гурдиным.
Предпринимателя обвинили в нанесении природы вреда на миллиард рублей, но за 10 месяцев следствия экспертиза предполагаемого ущерба до сих пор не сделана. Предприниматель уверен, что подчинённые Александра Бортникова намерено сфабриковали и волокитят дело, чтобы выбить у него деньги. О методах уголовного шантажа владелец карьеров и его сотрудники рассказали корреспондентам ПАСМИ.

Налетчики в погонах

О претензиях правоохранителей к деятельности компании «Жилево» Валерий Гринцов узнал 17 июля 2019 года, когда дверь в его офис взломали сотрудники управления ФСБ по Тульской области. Директор фирмы находился в отпуске, и силовики забрали документы и компьютеры в его отсутствие. Причём, судя по описаниям свидетелей, визит больше напоминал акцию устрашения, нежели следственные мероприятия.

По словам сотрудников, чекисты не предоставили никаких документов, подтверждающих их право заходить на частную территорию и, тем более, проводить изъятие документации и техники. При этом эфэсбэшники прихватили с собой даже личные вещи членов коллектива.

«Я хотела позвонить своему руководителю, а он [сотрудник ФСБ] выхватил у меня телефон из рук и положил к себе в карман. Потом каким-то чудным образом, когда был составлен протокол, оказалось, что они обнаружили телефоны на столе. А они их не обнаружили, они их у нас у всех отобрали и до сих пор не вернули», — описала события того дня бухгалтер Евгения Вороткова.

Не соответствующий действительности протокол об изъятии вещей сотрудники подписывать отказались. Свою подпись поставила лишь одна женщина, причём, на пустом листе. «У неё родители — инвалиды первой группы, и она умоляла эфэсбэшников, чтобы они её отпустили. Они сказали, если вы подпишите пустые листочки в нужных местах — мы вас отпустим. Она подписала листочки — и её отпустили, а всех остальных держали до вечера», — пояснила Евгения.

А пока одних подчинённых Валерия Гринцова держали в офисе, у других тульские чекисты пытались получить показания, которые бы могли скомпрометировать руководителя карьера. К начальнику отдела продаж Марине Кашиной два сотрудника ФСБ подошли прямо на улице — она вела своего пятилетнего сына в детский сад. Чекисты также отобрали у женщины телефон и посадили её с ребёнком в свою машину.

«Они нас отвезли в садик, один из сотрудников пошел со мной в группу, потом проводили обратно в машину и повезли в отдел. Это было в половине девятого утра, вернули — в начале седьмого вечера. Требовали, чтобы я в чем-то призналась — что взятку сотрудникам ГАИ давали, что незаконно песок продаем. Угрожали, что если я не расскажу и не напишу явку с повинной, то ребёнка заберут в детдом, а меня посадят, за что только не знаю», — рассказала Марина Кашина.

Сюрприз от Минприроды

Как выяснилось позже, на 17 июля у сотрудников ФСБ на руках ещё не было никаких документов, свидетельствующих о том, что Валерий Гринцов каким-то образом нарушал условия лицензии. В тот день, когда проводились обыски в офисе, чекисты вместе с сотрудниками Минприроды Тульской области только выехали с проверкой на Жилевское месторождение, где предпринимателю предоставлено два участка для разведки и добычи песка.

По итогам обследования карьера министр природных ресурсов и экологии Тульской области Юрий Панфилов подписал заключение, что стоимость запасов полезных ископаемых, вывезенных из горного отвода, составила около одного миллиарда рублей, и вся эта сумма была учтена как нанесенный недрам вред.

Валерий Гринцов с таким утверждением несогласен. Во-первых, выполнение лицензионных условий у его фирмы сотрудники регионального министерства природы проверяли ежегодно, и никаких замечаний, как отметил предприниматель, ранее не было. Во-вторых, непонятно, почему в ходе контрольных замеров в расчет были взяты участки, которые до компании «Жилёво» разрабатывала другая фирма.

Предприниматель полагает, что заключение Минприроды о миллиардном ущербе было сделано по указанию сотрудников ФСБ, которые решили использовать уголовное дело как инструмент давления на его бизнес. Косвенные доказательства этой версии предприниматель получил после своего задержания.

Адвокаты для ФСБ

Уголовное дело в отношении Гринцова возбудили 12 сентября 2019 года по ст. 171 ч. 2 УК РФ — «незаконное предпринимательство». Расследование ведёт заместитель начальника следственного отделения УФСБ по Тульской области Владимир Зайцев.

Валерий Гринцов рассказал, что сразу после задержания Зайцев порекомендовал ему услуги двух адвокатов — Сергея Мушкина и Елены Гейкиной. Этой рекомендацией Гринцов решил воспользоваться — он слышал от других коммерсантов, занимающихся тульскими карьерами, что Владимир Зайцев может урегулировать некоторые проблемы.

«В 2017 году возбудили уголовное дело на Андрея Миронова. Там реально было незаконное предпринимательство, потому что не было лицензии — он в русле реки Оки копал. И Миронов сказал, что он откупился — просто отдал четыре миллиона. Я не знаю, напрямую он отдавал или через адвоката. Но адвокатом у Миронова была Гейкина. И штраф у него по суду — 200 тысяч рублей. И о штрафе попросил суд Зайцев», — заявил Гринцов, пояснив, что эту историю Миронов рассказывал ему лично.

Пока Валерий Гринцов находился в ИВС, ожидая суда по мере пресечения, адвокаты вели переговоры с его сыном — Иваном Гринцовым. С его слов, Мушкин и Гейкина заявили, что неоднократно работали с сотрудником УФСБ Зайцевым по аналогичным уголовным делам, имеют с ним личные доверительные отношения и готовы урегулировать последствия возбуждения уголовного дела на определенных финансовых условиях. И первый транш — в один миллион рублей следует отдать, чтобы отец сидел под домашним арестом, а не в СИЗО.

Эти деньги Иван передал адвокатам, и в отношении Валерия Гринцова действительно была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Хотя, как выяснилось позже, по статье, вменяемой бизнесмену, более суровую меру пресечения согласно УПК применить было просто невозможно.

Дальше суммы, предлагаемые адвокатами для решения проблем, стали возрастать — юристы предложили директору «Жилево» заплатить 100 млн рублей за закрытие дела. Условия этой «сделки», по словам Валерия Гринцова, обсуждались в кабинете следователя ФСБ Владимира Зайцева.

«Мы ездили к Зайцеву с Гейкиной и Мушкиным. Мы сидели вчетвером у Зайцева в кабинете, и он уговаривал согласиться на 100 миллионов ущерба, мол, сделаете хорошо государству, и мы закроем дело», — рассказал Валерий Гринцов, уточнив, что эти деньги якобы нужно было перечислить на счёт Министерства природных ресурсов.

В ходе дальнейшего сотрудничества требования сотрудников ФСБ возросли в пять раз. Причём, новую сумму Валерию Гринцову называл уже руководитель Зайцева — начальник следственного отделения УФСБ по Тульской области Антон Сергеев: «Мы ездили разговаривали с начальником следственного отдела — у него уже была цифра 250 миллионов, а лучше 500».

Откуда взялись эти цифры, и почему он вообще должен что-то платить, объяснить Валерию Гринцову не смогли. Сотрудничать на таких условиях с предложенными ему адвокатами предприниматель отказался, и расторг с ними договор.

Потерянный миллион

Куда ушел один миллион, который сын Валерия Гринцова, по его утверждению, передавал Гейкиной и Мушкину, до сих пор не ясно.

На вопросы предпринимателя адвокаты не ответили. Гринцов вел скрытую аудиозапись переговоров, из которой можно сделать вывод, что юристы прекрасно понимают о каком именно миллионе идёт речь и не отрицают, что они его получали.

Фрагмент аудиозаписи разговора предпринимателя Валерия Гринцова с адвокатом Сергеем Мушкиным:

Гринцов: Я хотел бы понять, если эти деньги ушли в следствие, значит они просто ушли туда, и мы этот вопрос закрыли. Но я хотел бы ответ услышать. Если вы взяли это себе, значит этот миллион должен быть здесь (договор об оказании услуг) как-то отражен.

Мушкин: Хорошо, я вам тогда в следующий раз все эти моменты поясню. Я понял вашу ситуацию.

Гринцов: Если вышел следователь, ну мне тогда скажите, что следователю отдали миллион и всё. Мне вообще все равно, куда вы дели, но если вы туда не отдали, значит он должен быть здесь, в этом договоре присутствовать как полученные деньги.

Мушкин: Валерий Николаевич, я понял вас, я вам по этому поводу всё поясню, я уточню эти моменты.

Валерий Гринцов сообщил о мошеннических действиях адвокатов в УФСБ по Тульской области, но там этим вопросом не заинтересовались. «Судя по всему потому, что они сами там замешаны», — предполагает коммерсант.

Адвокат Сергей Мушкин в беседен с корреспондентом ПАСМИ назвал заявления Валерия Гринцова «бредом», заявив, что никаких денег им никто не передавал. Елена Гейкина на вопросы журналиста отвечать отказалась.

Судебный беспредел

После того, как Гринцов отказался от услуг адвокатов, предложенных Зайцевым, в компаниях его семьи начались проблемы, связанные, как он полагает, с административным давлением регионального УФСБ. Например, в конце 2019 года был остановлена добыча щебня на карьере его сына, к работе которого нареканий ранее не было.

Валерий Гринцов уверен, что тульские чекисты оказывают влияние и на суд. Так, в марте 2020 года, когда предприниматель уже отсидел полгода под домашним арестом, и продлевать его дальше было невозможно по УПК, Зайцев вышел с ходатайством об избрании меры пресечения в виде ограничения определенных действий. Однако, предлагаемые им ограничения, по сути, являлись тем же домашним арестом — следователь посчитал, что Валерий Гринцов не должен выходить за пределы квартиры 24 часа в сутки. Центральный районный суд Тулы, обязанности председателя которого исполняет Евгений Новиков, поддержал требования Зайцева.

Впрочем, в мае новый адвокат бизнесмена Александр Усачев оспорил это решение в апелляционной инстанции в Тульском областном суде. «В своей апелляционной жалобе я указал, что разработчики этой меры пресечения, когда выходили в Госдуму с законопроектом, не подразумевали ограничения на выход из дома в течение 24 часов. Я даже нашел пояснительную записку — там чётко написано, что человек не может быть ограничен в передвижении с нуля до 24 часов», — пояснил адвокат.

В итоге, Тульский областной суд сократил запрет на выход из квартиры до периода с 22 часов вечера до 6 часов утра, а также разрешил Валерию Гринцову контакты с сотрудниками судов всех уровней.

Однако, в июне Центральный районный суд Тулы по ходатайству Зайцева снова запретил Гринцову выход из жилого помещения с 00 до 24 часов. Поводом стал визит бизнесмена в Веневский районный суд Тульской области, где он является участником арбитражного процесса.

Александр Усачев считает, что это решение напрямую противоречит позиции вышестоящей инстанции, поскольку областной суд дал прямое разрешение Гринцову на контакты с судами всех уровней безотносительно того, о каком процессе идёт речь.

Контратака с полиграфом

По словам Гринцова, сотрудники тульского управления ФСБ ограничились исключительно денежными требованиями, не проводя никаких процессуальных действий: «10 месяцев прошло, а меня ни разу не вызывали на допрос. Я сижу без каких-либо пояснений. Зайцев всегда отворачивается, когда меня видит. Мы с ним два раза разговаривали — первый раз, когда меня задержали, а потом, когда он уговаривал меня согласиться на сто миллионов рублей ущерба».

Адвокат предпринимателя писал ходатайства о проведении допросов и очных ставок, но ответа из регионального УФСБ не последовало. Кроме того, в уголовном деле до сих пор нет проведенной специализированной организацией экспертизы ущерба, о которой просит Гринцов. Заключение Минприроды Тульской области, как пояснил адвокат Александр Усачев, с юридической точки зрения не является судебной экспертизой.

Впрочем, Валерий Гринцов предлагает не только активизировать расследование уголовного дела, где он является обвиняемым, но и начать новый процесс. Бизнесмен готовит заявление на имя главы ФСБ Александра Бортникова, с просьбой объективно разобраться в действиях тульских чекистов и адвокатов на предмет их возможного незаконного взаимодействия.

«Я не понимаю, вообще на основании чего сейчас этим занимается ФСБ. К компетенции ФСБ расследование данных преступлений не относится. Фактически, это должен был расследовать ОВД города Тулы», — подчеркнул адвокат предпринимателя.

Кстати, сам Валерий Гринцов готов пройти полиграф и предлагает сделать то же самое сотрудникам тульского управления ФСБ и его бывшим адвокатам.

pasmi.ru


Источник: “http://kompromat1.info/articles/156519-karjernyj_uspeh_v_vedomstve_bortnikova_kak_namytj_polmilliarda_na_peske”